panlog πάντα διὰ πάντων
तत् त्वम् असि
جهان است ل
СакралSakral ФинансыFinances ЛитератураLiterature ИскусстваArt НовостиNews Eng / RusEng / Rus
СправкиInfo РасписанияShedules СоциомирыSocial world НаукиScience ДобавитьAdd МыWe

КУДРЯВЦЕВ Виктор Павлович ♂ 1961- СССР, Россия, Москва, заслуженный артист цирка (Москва, Цветной бульвар) KUDRYAVTSEV Viktor Pavlovich ♂ 1961- USSR, Russia, Moscow, Honored Artist of the circus (Tsvetnoy boulevard)

РодилсяBornРодителиParentsРодичиRelativesСупругиSpousesПотомкиDescendants
Пол, ориентация, секс-связиGender, orientation, sexual liaisonsРейтинги, титулы, званияRatings, titles, gradesДоходы, имущество, капитализацияIncomes, property, capitalizationНаграды, премии, должностиAwards, prizes, positionsНаследство, споры о нёмBequest, disputes about it
Гражданство, подданствоNationality, allegiance
Кудрявцев Виктор Павлович
Избирательный округ №1 (Зеленоград)
Год рождения: 1951
Место работы: Цирк Никулина на Цветном бульваре
Должность: руководитель аттракциона, Народный артист России
Партия: Единая Россия
Выдвинут: самовыдвижение
Кудрявцев Виктор Павлович
Избирательный округ №1 (Зеленоград)
Год рождения: 1951
Место работы: Цирк Никулина на Цветном бульваре
Должность: руководитель аттракциона, Народный артист России
Партия: Единая Россия
Выдвинут: самовыдвижение
Архивы: фото, видео, аудиоArchives: photo,video, audio
Профессия, специализацияProfession, specialization
ПартнерыParty membershipБиографияBiography
Этнос, язык, конфессияEthnos, language, confessionСоматикаSomatic
Партийность, электоральные предпочтенияParty membership, electoral preferencesПсихика, соционикаPsyche, socionics
УчебаBuildingПретензии, иски его и к немуClaims his, suits against him
Карьера, новостиCareer, news
2014-06-05 Участие в дебатах на праймериз в Мосгордуму http://www.youtube.com/watch?v=jvHkQl8WCgg#t=18

http://www.epochtimes.ru/viktor-kudryavtsev-vsyo-chto-my-pokazyvaem-v-tsirke-napravleno-na-to-chtoby-lyudi-bolshe-lyubili-prirodu-98915036/?photo=2:

Виктор Кудрявцев: Всё, что мы показываем в цирке, направлено на то, чтобы люди больше любили природу!

 

Автор:  | 14 Май 2014
Последнее обновление: 14 Май 2014 19:25
 

2 of 6

PrevNext

<
>

ВАС ТАКЖЕ МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ

Группа Two Siberians: Освобождение — это возвращение к своим истинным истокам

БОЛЬШЕ В "ИНТЕРВЬЮ"


Сергей Кретов: Счастье для каждого наступит тогда, когда человек будет работать ради других, а не для себя

Леонид Цывьян: Взгляд на Россию и Украину из Иерусалима

«Восточное партнёрство»: есть ли жизнь после украинских событий?

Виктор Кудрявцев, Народный артист России, артист Московского цирка Никулина на Цветном бульваре — этот человек сделал невозможное! Его четвероногие артисты совершают уникальные трюки: крутят одновременно множество хула-хупов, исполняют различные гимнастические упражнения внутри гигантского колеса, катаются на скейтбордах, картингах и автомобилях.
Сегодня мы поговорим о творческом пути Виктора Павловича и услышим от него много интересного о главных героях его выступлений — медведях.
Уж очень мне хотелось иметь машину, как у Олега Константиновича Попова!
— Виктор Павлович, расскажите, пожалуйста, как Вы начали свой творческий путь?
В.К.: Родился я в центре Москвы, близ Белорусского вокзала. Проживал в доме 26 по Ленинградскому проспекту. Здесь жили замечательные люди — Олег Константинович Попов, который часто приезжал к своей маме, и бегун Владимир Куц — олимпийский чемпион. Мы, малыши этого двора, часто бегали к нему смотреть телевизор.
А у Олега Попова был потрясающий автомобиль, которым мы восхищались. И была такая мальчишеская мечта: «Вырастем, у нас будет такой же!»
Никто, конечно, не предполагал, что у меня судьба будет связана с цирком. Потому что третий человек, который жил в нашем доме, был Михаилом Ворониным, чемпионом мира по гимнастике. Куц предлагал мне бегать, Михаил Воронин прямо направил меня к своему тренеру — он сказал, что у меня есть задатки. Так я стал заниматься гимнастикой.
Перед самым поступлением в цирковое училище, в 1962 году, я стал чемпионом Москвы по гимнастике. И когда тренер Михаила Воронина узнал, что я хочу связать свою судьбу с цирком, он просто покрутил пальцем возле виска и сказал: «Ведь ты чемпион Москвы, у тебя очень хорошее будущее. Ты будешь таким же, как Михаил Воронин!» Но уж очень мне хотелось иметь машину как у Олега Константиновича Попова!
— Как же всё-таки Вы попали в цирковое училище?
В.К.: Судьба распорядилась так, что я поступил в цирковое училище, которое находилось на 5-й улице Ямского поля, недалеко от издательства газеты «Правда». Началось всё с того, что я чисто случайно зашёл посмотреть на то, какие же они из себя, цирковые артисты. Я прошёл в здание училища и стоял гордый оттого, что я только что стал чемпионом Москвы по гимнастике.
Ко мне подошёл педагог Земцев Фирс Петрович и спросил: «Может быть, артистом хочешь стать?» Я сказал, что я уже чемпион. А он продолжил расспрос: «Чемпион чего?» «Гимнастики», — отвечаю. Он крайне удивился и сказал: «Приходи завтра с мамой, и мы без конкурса возьмём тебя учиться».
Вот так, в 1962 году, 11-летним мальчиком я попал в цирковое училище. И впереди меня ждало 7 лет учёбы, очень долгой, кропотливой и трудной. Занимались мы с 8 часов утра до 8 часов вечера, практически без выходных. Потому что даже в воскресенье нас задействовали на различных праздниках, как юных артистов цирка.
В 1962 году набирались мальчишки для участия в фильме «Королевство кривых зеркал». И меня тоже взяли сниматься. И когда я разговариваю со зрителями или журналистами, то всегда говорю: «Все вы меня давным-давно знаете! Ведь мальчишка, который прыгал с башни и нырял в молочную жижу с головой, это был я!» И все удивляются и спрашивают: «А что дальше?» И я продолжаю: «А дальше были съёмки в фильмах “Айболит-66”, “Бег”, но ныряние в бочку с молоком я запомнил на всю жизнь. И там же я понял одну мудрость: не надо широко открывать рот, можно захлебнуться!», Конечно, это иносказательно, но так бывает среди людей. Если человек становится звездой и сам собой очень сильно наслаждается — это может попросту погубить его.
Юрий Никулин: «Манеж нас может калечить, но он нас и лечит»
— Расскажите о Вашем пути после окончания циркового училища.
В.К.: После окончания циркового училища, где я стал акробатом, я попал в коллектив к Михаилу Николаевичу Румянцеву — Карандашу. Самое первое моё впечатление о сцене сложилось в городе Воронеже. Здесь, во время представления, скорая помощь приезжала сначала за одним артистом, который упал с большой высоты, потом за другим. Более того, и на третий раз, прямо перед нашим выходом, тоже упал человек. И тогда сотрудники скорой помощи сказали: «А вторая машина будет дежурить здесь до конца представления!».
Вот тогда я подумал, насколько трудна и опасна жизнь циркового артиста! Уже спустя время, когда я работал в цирке у Юрия Владимировича Никулина, он сказал: «Виктор, ты всегда должен помнить, что такое манеж. Манеж нас может калечить, но манеж нас и лечит. Ведь цирковое искусство — самое правдивое из искусств! Когда ты упал, то упал. Но если ты всё правильно сделал, то получишь аплодисменты и благодарность от зрителей!».
У нас в училище, помнится, был знаменитый педагог Кисс, который выступал в цирке ещё до революции 1917 года. Он говорил: «Для того чтобы отработать хорошо один раз, вы должны номер проходить три или четыре раза подряд». А что такое пройти один раз номер? Вот я лично за одно выступление теряю примерно полтора килограмма своего веса. В качестве акробата я проходил номер три-четыре раза, потому что не должен думать, опасно или это нет.
— Случались ли у Вас опасные моменты во время выступлений?
В.К.: Спустя почти 10 лет после выпуска из циркового училища акробатом, когда мы только что вернулись с гастролей по Кубе, в городе Омске я получил серьёзную травму. Очнулся уже в больнице, и врач сказал: «Парень, хорошо, что ты живой, но с цирком придётся завязать. У тебя перелом позвоночника».
Я был тогда молодым человеком, который хотел достичь ещё многого в жизни, — и ходить с воротником, поддерживающим шею, когда тебе уступают место в общественном транспорте — это было не по мне. Позже, в главке в/о Союзгосцирка, который управлял всеми цирками Советского Союза, меня, получившего производственную травму, устроили на довольно простую работу в художественный отдел. Далее меня направили заниматься молодёжью, ездить по различным городам. Я также поступил в институт — в ГИТИС, который спустя 5 лет окончил.
Мстислав Запашный: «То, что ты написал в сценарии, Виктор Павлович, даже у Филатова не получалось»
— Как же Вы поняли, что хотите работать с медведями?
В.К.: Мысль вернуться на манеж после тяжёлой травмы не покидала меня, и только животные могли вернуть меня в цирк. И судьба вывела меня на медведей, которых я всегда считал более близкими к человеку, чем даже обезьяны. Никто не мог подумать, что, когда я учился на 4 курсе ГИТИСа, судьба повернётся ко мне удивительным образом. Во время одной командировки ко мне подошёл секретарь местного горкома и сказал: «У нас есть маленький медвежонок, на него дрессируют собаку. Не смог бы ты его забрать к себе, мы поможем, а ты его у себя в цирке пристроишь».
И мы поехали на остров на реке Каме, и медвежонка нам с милицией отдали. Потом мне позвонили и сказали, что есть ещё один медвежонок в пионерском лагере и предложили забрать и его. Ведь пионерский лагерь по завершению летнего сезона распускается, неизвестно, что делать с медведем. Так я забрал и второго медведя. И эти первые два медведя до сих пор со мной и продолжают свою творческую жизнь.
С этим «багажом» я приехал в Москву. Конечно, все были удивлены. В стране тогда было достаточно дрессировщиков, тем более с медведями. Нужно было предложить что-то поистине уникальное. Меня попросили написать сценарий для номера. Также мне дали возможность в течение года заниматься с медведями. И обещали посмотреть. То есть если через год я покажу хорошие результаты работы с медведями, то мне разрешат в дальнейшем заниматься этим.
И через год действительно ко мне приехала комиссия. И когда члены комиссии увидели, что делают медвежата, они были поражены. В итоге меня пристроили в Москву, в цирк на проспекте Вернадского. Я никогда не забуду, как знаменитый Народный артист Мстислав Запашный мне говорил: «То, что ты написал в сценарии, Виктор, даже у Филатова не получалось! Не может медведь в колесе кататься, не может медведь хула-хуп крутить. Ну, просто не может!» А я отвечаю: «Как не может! У меня уже крутит хула-хуп и ездит в колесе!». А он: «Я приду к тебе на репетицию»!
— Расскажите, как прошло Ваше первое выступление.
В.К.: На наш номер в цирк Вернадского собрался полный зал зрителей! Это был полный фурор! Надо заметить, что такого в истории цирка никогда раньше не было. Все хотели увидеть какого-то сумасшедшего человека, который сделал с медведями то, чего до него не мог сделать никто. И это желание сделать что-то необычное, того, что до меня никто не делал, не оставляло всю мою творческую жизнь. Особенно с животными.
— А как судьба привела Вас в цирк Никулина на Цветном бульваре?
В.К.: Юрий Никулин, который видел мои выступления в Цирке на Вернадского, однажды просто подошёл ко мне и сказал: «Виктор, мне очень понравилось Ваше выступление! Вы обязательно должны быть в моём цирке»! Так судьба свела меня с этим замечательным артистом. И в 1988 году, когда даже ещё не было купола Московского цирка Никулина на Цветном бульваре, я впервые вышел на его манеж как настоящий артист-дрессировщик Хотя ранее, в 1964 году, будучи мальчишкой из циркового училища, я уже выходил в этом цирке, участвуя в красочном прологе спектакля «Бахчисарайский фонтан».
Я до сих пор не могу забыть первое выступление в цирке Юрия Никулина, и сейчас, спустя много лет, когда я стою перед занавесом нашего манежа, я продолжаю волноваться! Как будто в первый день! И Юрий Владимирович мне говорил, когда я получил звание заслуженного артиста: «Ты первый цирковой артист, который вышел на манеж этого цирка!» А я ему говорил в свою очередь, что горжусь званием заслуженного артиста России, полученным в цирке на Цветном бульваре. И он отвечал: «Я верю, что ты, став первым заслуженным артистом этого цирка, станешь и народным артистом!» Юрий Владимирович, к сожалению, ушёл из жизни. Но я действительно стал народным артистом России. И этот указ о награждении висит у меня на видном месте в моей гримёрке, как и портрет великого Никулина.
Всё что мы показываем в цирке, направлено на то, чтобы люди больше любили природу
— Расскажите, пожалуйста, немного о Ваших четвероногих артистах.
В.К.: Моим старшим медведям по 32 года. Это самые первые медведи — один с острова, другой из пионерского лагеря. С одной стороны, им не повезло, ведь они могли жить в природе. Но если уж они попали к людям, я считаю, что необходимо создать им самые лучшие условия. Чтобы люди, которые будут смотреть во время выступлений на их ловкость, смелость, красоту, никогда не стали ходить в лес и варварски уничтожать животных. Ведь всё, что мы показываем в цирке, направлено на то, чтобы люди больше любили природу.
Помнится, одному моему знакомому подарили ружьё, как лучшему охотнику России! Он часто ходил в цирк. И вот, после того как он поближе познакомился с моими номерами и понаблюдал за животными, этот человек мне говорит: «Виктор! Я взял, и повесил ружьё на стенку, и сказал своим друзьям: “В России мы на охоту, особенно на медведей, больше ходить не будем!”» И прошло уже 12 лет, а слово он держит! Для меня это самая высокая оценка!
— Как Вы работает с медведями?
В.К.: Я считаю, что любое живое существо — это именно живое существо! Меня, честно говоря, возмутила ситуация в Дании, когда в зоопарке убили жирафа. А потом ещё убили четырёх львов, включая маленьких львят. Я не понимаю такого отношения — это совершенно негуманно.
Меня спрашивают: «Как Вы достигли такого взаимопонимания со своими подопечными?» На что я отвечаю, что есть один секрет! Я никогда не беру себе того, что принадлежит им! Я всё отдаю им, и даже чуть-чуть добавляю, чтобы они мне платили тем же.
Всё равно, конечно, медведь — это хищник. Бывают ситуации, когда ты должен поступить как человек! Ты должен показать, какой ты мужественный, насколько сильный. И ты для них лидер, вожак. Ведь медведи иногда дерутся в природе. Медведь может ударить во время репетиции, а потом смотрит на реакцию: дескать, отступишь, не будешь больше походить ко мне. И ты должен в этот момент работать не палкой, как говорила Наталья Дурова, а терпением. Терпением, то есть дать возможность животному понять, что от него хотят.
Знаете, чтобы научить медведя кататься на велосипеде, у меня уходит почти три года и горы сладостей. Потому что эти три года за этим велосипедом с медведем мы, в буквальном смысле, ползаем, пока он не почувствует, что это для него удовольствие. И мне важно, чтобы улыбки у зрителей не сходили с уст. Чтобы не только детишки улыбались, но и взрослые умилялись этими животными и восхищались их невероятным искусством!
Это не объяснить словами!
— Расскажите о самых удивительных моментах во время Вашей работы с медведями.
В.К.: В 2005 году нас ожидал самолёт, который готовился отвезти нас на гастроли в Китай. Но получилось так, что в Ижевске, где мы были на гастролях, на одном из представлений моя супруга вдруг почувствовала себя плохо. Мы поехали в больницу, где сказали, что лучше оставить её у них. Я не согласился и позвонил в Москву, в больницу им. Боткина. И когда врачи назвали диагноз — рак, это был страшный шок для нас всех. Главный онколог страны, профессор Борисов тогда сказал: «Ребята, шансов конечно мало, мы можем попробовать. Но, к сожалению, шансы на спасение есть, если только вам отправиться на лечение в Германию».
И Германия нас буквально спасла! В этой стране сделали всё, чтобы моя жена осталась жить! Но есть ещё одно чудо, как говорят в Германии, — это медведица Кабырза.
В своё время её привезли Юрию Никулину в коробке из-под обуви, положили на стол и сказали: «Снимите с нас грех! Была охота элитная, в которой участвовали высокопоставленные чиновники. Застрели медведицу, а при ней был медвежонок. Но мы знаем, что у Вас в цирке работает человек, который может его спасти, ведь он работает с медведями».
Медвежонок был величиной с ладонь, с прилипшими ушками и с закрытыми глазками. Совсем маленький, очень слабый. Тогда моя жена сказала: «Выходим!» И эту Кабырзу мы в 1995 году возили постоянно всюду с собой. Возили мы её за пазухой, спала она с нами в одной постели. И Кабырза, спустя 11 лет, на ту доброту, которую в неё заложили, ответила тем же.
В 2006 году моей супруге Ольге присвоили звание Заслуженный артист России. Мы сидели в кабинете у сына Юрия Никулина — Максима Никулина, перед очередной операцией. И Максим вдруг говорит: «Ребята! Сделаете операцию, и через месяц у нас премьера с вашим участием». И добавил, глядя на моё удивленное лицо: «У Ольги должен быть стимул вернуться сюда, на манеж!»
— Что было дальше?
В.К.: Я не знаю, как проходила операция, но профессор Нагель, который делал операцию, сказал слова, которые я запомнил навсегда: «Мои руки, твоя воля, Ольга, и Господь Бог были на нашей стороне!»
И на первом выступлении Ольги в октябре мы вывели Кабырзу на манеж. Перед выступлением я увидел, что Ольга что-то сказала Кабырзе, и та вдруг своей громадной головой прижалась к животу Ольги. Медведь как будто знал, что ему говорит человек. Они так и простояли до самого выхода на манеж. Затем Ольга и Кабырза прошли по кругу, выполнили номер. Потом вернулась и до самых аплодисментов снова стояли вместе.
И Кабырза все эти 8 лет на каждой репетиции и представлении делает именно это. В прошлом году мы делали ей операцию, у неё образовалась опухоль на голове, слава Богу, доброкачественная. И снова на Ольгиных руках лежала эта огромная голова медведя, которую оперировали. И глядя на них, мне казалось, что даже в наркозе они чувствуют друг друга. Это не объяснить словами!
— А что значат для Вас медведи?
В.К.: Это мои друзья, это моя жизнь! Моя жизнь растворилась в них!
А если человек захочет сделать на животных бизнес, то ничего не получится. Битьём, палками, как говорила мне Наталья Юрьевна Дурова, ничего никогда не получится. Потому что если человек будет добиваться чего-то от животных избиением, то, во-первых, это будет видно, а во-вторых, испуганное и покалеченное животное никому не интересно.
Я видел медведя, который мне улыбнулся, вернувшись с манежа
— Какие у Вас творческие планы?
В.К.: Хотим съездить на гастроли в Японию. Пятый раз мы туда направляемся. Гастроли в этой стране всегда сложные — дворцы спорта, новые площадки.
Также, не так давно студенты подарили мне медведицу по имени Микки. Она сильно болела, ей сделали операцию. И врач сказал мне после операции, что надо усыплять медведя, он ходить не будет. Я говорю: «Ничего подобного, проведём операцию, будет видно».
Потом я пришёл к Максиму Никулину и рассказал о ситуации. И сказал: «Она не виновата, что попала к людям, я придумаю трюки, которые позволят ей жить!». И действительно, она выжила. Я потом многим рассказывал, что первый раз за 33 года своей работы увидел медведя, который мне улыбнулся, вернувшись с манежа. И теперь она —настоящая звезда нашего аттракциона.
— Расскажите о Ваших новых номерах.
В.К.: У нас снова ездит два картинга. У нас снова есть номер, когда медведь управляет автомобилем. Снова у нас есть колечки, которые надевают, снова есть кульбит! Восстановился аттракцион, который был два года назад. Я думал, что мы начинаем что-то терять, но нет, мы всё нашли, мы снова восстановились и снова люди кричат нам браво!
Старайтесь сделать так, чтобы в вашей семье появилось домашнее животное
— Что пожелаете нашим читателям?
В.К.: Прежде всего, я любому человеку желаю здоровья! Потому что здоровье превыше всего, и никакие деньги его не исправят! Это всё иллюзия, что здоровье можно купить!
И ещё одну вещь я всегда говорю нашим зрителям — старайтесь сделать так, чтобы в вашей семье было какое-то живое существо! Может быть кошечка, собачка, птичка. Особенно, когда у вас есть дети. Ведь когда маленький ребёнок научится ухаживать за бессловесным существом, угадывать его желания — когда животное хочет погулять (это и для здоровья полезно), как его кормить, как правильно ухаживать, то он в будущем вырастет очень гуманным и добрым человеком.
Ведь все мы становимся пожилыми, и нам требуется помощь. Старость во многом похожа на детство — тебе требуется особый уход. А ребёнок, который научится ухаживать за братьями нашим меньшими, значительно быстрее будет угадывать, какая вам требуется помощь. Если вы этому научите своё дитя, семья у вас также изменится в лучшую сторону.
Также вы по-иному будете относиться к окружающей среде, глубже воспринимать природу. Мы должны заботиться об экологии. Ведь у нас погибает столько животных, каждый год горят леса! Человек хочет лишь потреблять. Нет, иногда надо ещё и отдавать!
– Большое Вам спасибо, Виктор Павлович, за увлекательную беседу!
2014-06-05 Участие в дебатах на праймериз в Мосгордуму http://www.youtube.com/watch?v=jvHkQl8WCgg#t=18

http://www.epochtimes.ru/viktor-kudryavtsev-vsyo-chto-my-pokazyvaem-v-tsirke-napravleno-na-to-chtoby-lyudi-bolshe-lyubili-prirodu-98915036/?photo=2:

Виктор Кудрявцев: Всё, что мы показываем в цирке, направлено на то, чтобы люди больше любили природу!

 

Автор:  | 14 Май 2014
Последнее обновление: 14 Май 2014 19:25
 

2 of 6

PrevNext

<
>

ВАС ТАКЖЕ МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ

Группа Two Siberians: Освобождение — это возвращение к своим истинным истокам

БОЛЬШЕ В "ИНТЕРВЬЮ"


Сергей Кретов: Счастье для каждого наступит тогда, когда человек будет работать ради других, а не для себя

Леонид Цывьян: Взгляд на Россию и Украину из Иерусалима

«Восточное партнёрство»: есть ли жизнь после украинских событий?

Виктор Кудрявцев, Народный артист России, артист Московского цирка Никулина на Цветном бульваре — этот человек сделал невозможное! Его четвероногие артисты совершают уникальные трюки: крутят одновременно множество хула-хупов, исполняют различные гимнастические упражнения внутри гигантского колеса, катаются на скейтбордах, картингах и автомобилях.
Сегодня мы поговорим о творческом пути Виктора Павловича и услышим от него много интересного о главных героях его выступлений — медведях.
Уж очень мне хотелось иметь машину, как у Олега Константиновича Попова!
— Виктор Павлович, расскажите, пожалуйста, как Вы начали свой творческий путь?
В.К.: Родился я в центре Москвы, близ Белорусского вокзала. Проживал в доме 26 по Ленинградскому проспекту. Здесь жили замечательные люди — Олег Константинович Попов, который часто приезжал к своей маме, и бегун Владимир Куц — олимпийский чемпион. Мы, малыши этого двора, часто бегали к нему смотреть телевизор.
А у Олега Попова был потрясающий автомобиль, которым мы восхищались. И была такая мальчишеская мечта: «Вырастем, у нас будет такой же!»
Никто, конечно, не предполагал, что у меня судьба будет связана с цирком. Потому что третий человек, который жил в нашем доме, был Михаилом Ворониным, чемпионом мира по гимнастике. Куц предлагал мне бегать, Михаил Воронин прямо направил меня к своему тренеру — он сказал, что у меня есть задатки. Так я стал заниматься гимнастикой.
Перед самым поступлением в цирковое училище, в 1962 году, я стал чемпионом Москвы по гимнастике. И когда тренер Михаила Воронина узнал, что я хочу связать свою судьбу с цирком, он просто покрутил пальцем возле виска и сказал: «Ведь ты чемпион Москвы, у тебя очень хорошее будущее. Ты будешь таким же, как Михаил Воронин!» Но уж очень мне хотелось иметь машину как у Олега Константиновича Попова!
— Как же всё-таки Вы попали в цирковое училище?
В.К.: Судьба распорядилась так, что я поступил в цирковое училище, которое находилось на 5-й улице Ямского поля, недалеко от издательства газеты «Правда». Началось всё с того, что я чисто случайно зашёл посмотреть на то, какие же они из себя, цирковые артисты. Я прошёл в здание училища и стоял гордый оттого, что я только что стал чемпионом Москвы по гимнастике.
Ко мне подошёл педагог Земцев Фирс Петрович и спросил: «Может быть, артистом хочешь стать?» Я сказал, что я уже чемпион. А он продолжил расспрос: «Чемпион чего?» «Гимнастики», — отвечаю. Он крайне удивился и сказал: «Приходи завтра с мамой, и мы без конкурса возьмём тебя учиться».
Вот так, в 1962 году, 11-летним мальчиком я попал в цирковое училище. И впереди меня ждало 7 лет учёбы, очень долгой, кропотливой и трудной. Занимались мы с 8 часов утра до 8 часов вечера, практически без выходных. Потому что даже в воскресенье нас задействовали на различных праздниках, как юных артистов цирка.
В 1962 году набирались мальчишки для участия в фильме «Королевство кривых зеркал». И меня тоже взяли сниматься. И когда я разговариваю со зрителями или журналистами, то всегда говорю: «Все вы меня давным-давно знаете! Ведь мальчишка, который прыгал с башни и нырял в молочную жижу с головой, это был я!» И все удивляются и спрашивают: «А что дальше?» И я продолжаю: «А дальше были съёмки в фильмах “Айболит-66”, “Бег”, но ныряние в бочку с молоком я запомнил на всю жизнь. И там же я понял одну мудрость: не надо широко открывать рот, можно захлебнуться!», Конечно, это иносказательно, но так бывает среди людей. Если человек становится звездой и сам собой очень сильно наслаждается — это может попросту погубить его.
Юрий Никулин: «Манеж нас может калечить, но он нас и лечит»
— Расскажите о Вашем пути после окончания циркового училища.
В.К.: После окончания циркового училища, где я стал акробатом, я попал в коллектив к Михаилу Николаевичу Румянцеву — Карандашу. Самое первое моё впечатление о сцене сложилось в городе Воронеже. Здесь, во время представления, скорая помощь приезжала сначала за одним артистом, который упал с большой высоты, потом за другим. Более того, и на третий раз, прямо перед нашим выходом, тоже упал человек. И тогда сотрудники скорой помощи сказали: «А вторая машина будет дежурить здесь до конца представления!».
Вот тогда я подумал, насколько трудна и опасна жизнь циркового артиста! Уже спустя время, когда я работал в цирке у Юрия Владимировича Никулина, он сказал: «Виктор, ты всегда должен помнить, что такое манеж. Манеж нас может калечить, но манеж нас и лечит. Ведь цирковое искусство — самое правдивое из искусств! Когда ты упал, то упал. Но если ты всё правильно сделал, то получишь аплодисменты и благодарность от зрителей!».
У нас в училище, помнится, был знаменитый педагог Кисс, который выступал в цирке ещё до революции 1917 года. Он говорил: «Для того чтобы отработать хорошо один раз, вы должны номер проходить три или четыре раза подряд». А что такое пройти один раз номер? Вот я лично за одно выступление теряю примерно полтора килограмма своего веса. В качестве акробата я проходил номер три-четыре раза, потому что не должен думать, опасно или это нет.
— Случались ли у Вас опасные моменты во время выступлений?
В.К.: Спустя почти 10 лет после выпуска из циркового училища акробатом, когда мы только что вернулись с гастролей по Кубе, в городе Омске я получил серьёзную травму. Очнулся уже в больнице, и врач сказал: «Парень, хорошо, что ты живой, но с цирком придётся завязать. У тебя перелом позвоночника».
Я был тогда молодым человеком, который хотел достичь ещё многого в жизни, — и ходить с воротником, поддерживающим шею, когда тебе уступают место в общественном транспорте — это было не по мне. Позже, в главке в/о Союзгосцирка, который управлял всеми цирками Советского Союза, меня, получившего производственную травму, устроили на довольно простую работу в художественный отдел. Далее меня направили заниматься молодёжью, ездить по различным городам. Я также поступил в институт — в ГИТИС, который спустя 5 лет окончил.
Мстислав Запашный: «То, что ты написал в сценарии, Виктор Павлович, даже у Филатова не получалось»
— Как же Вы поняли, что хотите работать с медведями?
В.К.: Мысль вернуться на манеж после тяжёлой травмы не покидала меня, и только животные могли вернуть меня в цирк. И судьба вывела меня на медведей, которых я всегда считал более близкими к человеку, чем даже обезьяны. Никто не мог подумать, что, когда я учился на 4 курсе ГИТИСа, судьба повернётся ко мне удивительным образом. Во время одной командировки ко мне подошёл секретарь местного горкома и сказал: «У нас есть маленький медвежонок, на него дрессируют собаку. Не смог бы ты его забрать к себе, мы поможем, а ты его у себя в цирке пристроишь».
И мы поехали на остров на реке Каме, и медвежонка нам с милицией отдали. Потом мне позвонили и сказали, что есть ещё один медвежонок в пионерском лагере и предложили забрать и его. Ведь пионерский лагерь по завершению летнего сезона распускается, неизвестно, что делать с медведем. Так я забрал и второго медведя. И эти первые два медведя до сих пор со мной и продолжают свою творческую жизнь.
С этим «багажом» я приехал в Москву. Конечно, все были удивлены. В стране тогда было достаточно дрессировщиков, тем более с медведями. Нужно было предложить что-то поистине уникальное. Меня попросили написать сценарий для номера. Также мне дали возможность в течение года заниматься с медведями. И обещали посмотреть. То есть если через год я покажу хорошие результаты работы с медведями, то мне разрешат в дальнейшем заниматься этим.
И через год действительно ко мне приехала комиссия. И когда члены комиссии увидели, что делают медвежата, они были поражены. В итоге меня пристроили в Москву, в цирк на проспекте Вернадского. Я никогда не забуду, как знаменитый Народный артист Мстислав Запашный мне говорил: «То, что ты написал в сценарии, Виктор, даже у Филатова не получалось! Не может медведь в колесе кататься, не может медведь хула-хуп крутить. Ну, просто не может!» А я отвечаю: «Как не может! У меня уже крутит хула-хуп и ездит в колесе!». А он: «Я приду к тебе на репетицию»!
— Расскажите, как прошло Ваше первое выступление.
В.К.: На наш номер в цирк Вернадского собрался полный зал зрителей! Это был полный фурор! Надо заметить, что такого в истории цирка никогда раньше не было. Все хотели увидеть какого-то сумасшедшего человека, который сделал с медведями то, чего до него не мог сделать никто. И это желание сделать что-то необычное, того, что до меня никто не делал, не оставляло всю мою творческую жизнь. Особенно с животными.
— А как судьба привела Вас в цирк Никулина на Цветном бульваре?
В.К.: Юрий Никулин, который видел мои выступления в Цирке на Вернадского, однажды просто подошёл ко мне и сказал: «Виктор, мне очень понравилось Ваше выступление! Вы обязательно должны быть в моём цирке»! Так судьба свела меня с этим замечательным артистом. И в 1988 году, когда даже ещё не было купола Московского цирка Никулина на Цветном бульваре, я впервые вышел на его манеж как настоящий артист-дрессировщик Хотя ранее, в 1964 году, будучи мальчишкой из циркового училища, я уже выходил в этом цирке, участвуя в красочном прологе спектакля «Бахчисарайский фонтан».
Я до сих пор не могу забыть первое выступление в цирке Юрия Никулина, и сейчас, спустя много лет, когда я стою перед занавесом нашего манежа, я продолжаю волноваться! Как будто в первый день! И Юрий Владимирович мне говорил, когда я получил звание заслуженного артиста: «Ты первый цирковой артист, который вышел на манеж этого цирка!» А я ему говорил в свою очередь, что горжусь званием заслуженного артиста России, полученным в цирке на Цветном бульваре. И он отвечал: «Я верю, что ты, став первым заслуженным артистом этого цирка, станешь и народным артистом!» Юрий Владимирович, к сожалению, ушёл из жизни. Но я действительно стал народным артистом России. И этот указ о награждении висит у меня на видном месте в моей гримёрке, как и портрет великого Никулина.
Всё что мы показываем в цирке, направлено на то, чтобы люди больше любили природу
— Расскажите, пожалуйста, немного о Ваших четвероногих артистах.
В.К.: Моим старшим медведям по 32 года. Это самые первые медведи — один с острова, другой из пионерского лагеря. С одной стороны, им не повезло, ведь они могли жить в природе. Но если уж они попали к людям, я считаю, что необходимо создать им самые лучшие условия. Чтобы люди, которые будут смотреть во время выступлений на их ловкость, смелость, красоту, никогда не стали ходить в лес и варварски уничтожать животных. Ведь всё, что мы показываем в цирке, направлено на то, чтобы люди больше любили природу.
Помнится, одному моему знакомому подарили ружьё, как лучшему охотнику России! Он часто ходил в цирк. И вот, после того как он поближе познакомился с моими номерами и понаблюдал за животными, этот человек мне говорит: «Виктор! Я взял, и повесил ружьё на стенку, и сказал своим друзьям: “В России мы на охоту, особенно на медведей, больше ходить не будем!”» И прошло уже 12 лет, а слово он держит! Для меня это самая высокая оценка!
— Как Вы работает с медведями?
В.К.: Я считаю, что любое живое существо — это именно живое существо! Меня, честно говоря, возмутила ситуация в Дании, когда в зоопарке убили жирафа. А потом ещё убили четырёх львов, включая маленьких львят. Я не понимаю такого отношения — это совершенно негуманно.
Меня спрашивают: «Как Вы достигли такого взаимопонимания со своими подопечными?» На что я отвечаю, что есть один секрет! Я никогда не беру себе того, что принадлежит им! Я всё отдаю им, и даже чуть-чуть добавляю, чтобы они мне платили тем же.
Всё равно, конечно, медведь — это хищник. Бывают ситуации, когда ты должен поступить как человек! Ты должен показать, какой ты мужественный, насколько сильный. И ты для них лидер, вожак. Ведь медведи иногда дерутся в природе. Медведь может ударить во время репетиции, а потом смотрит на реакцию: дескать, отступишь, не будешь больше походить ко мне. И ты должен в этот момент работать не палкой, как говорила Наталья Дурова, а терпением. Терпением, то есть дать возможность животному понять, что от него хотят.
Знаете, чтобы научить медведя кататься на велосипеде, у меня уходит почти три года и горы сладостей. Потому что эти три года за этим велосипедом с медведем мы, в буквальном смысле, ползаем, пока он не почувствует, что это для него удовольствие. И мне важно, чтобы улыбки у зрителей не сходили с уст. Чтобы не только детишки улыбались, но и взрослые умилялись этими животными и восхищались их невероятным искусством!
Это не объяснить словами!
— Расскажите о самых удивительных моментах во время Вашей работы с медведями.
В.К.: В 2005 году нас ожидал самолёт, который готовился отвезти нас на гастроли в Китай. Но получилось так, что в Ижевске, где мы были на гастролях, на одном из представлений моя супруга вдруг почувствовала себя плохо. Мы поехали в больницу, где сказали, что лучше оставить её у них. Я не согласился и позвонил в Москву, в больницу им. Боткина. И когда врачи назвали диагноз — рак, это был страшный шок для нас всех. Главный онколог страны, профессор Борисов тогда сказал: «Ребята, шансов конечно мало, мы можем попробовать. Но, к сожалению, шансы на спасение есть, если только вам отправиться на лечение в Германию».
И Германия нас буквально спасла! В этой стране сделали всё, чтобы моя жена осталась жить! Но есть ещё одно чудо, как говорят в Германии, — это медведица Кабырза.
В своё время её привезли Юрию Никулину в коробке из-под обуви, положили на стол и сказали: «Снимите с нас грех! Была охота элитная, в которой участвовали высокопоставленные чиновники. Застрели медведицу, а при ней был медвежонок. Но мы знаем, что у Вас в цирке работает человек, который может его спасти, ведь он работает с медведями».
Медвежонок был величиной с ладонь, с прилипшими ушками и с закрытыми глазками. Совсем маленький, очень слабый. Тогда моя жена сказала: «Выходим!» И эту Кабырзу мы в 1995 году возили постоянно всюду с собой. Возили мы её за пазухой, спала она с нами в одной постели. И Кабырза, спустя 11 лет, на ту доброту, которую в неё заложили, ответила тем же.
В 2006 году моей супруге Ольге присвоили звание Заслуженный артист России. Мы сидели в кабинете у сына Юрия Никулина — Максима Никулина, перед очередной операцией. И Максим вдруг говорит: «Ребята! Сделаете операцию, и через месяц у нас премьера с вашим участием». И добавил, глядя на моё удивленное лицо: «У Ольги должен быть стимул вернуться сюда, на манеж!»
— Что было дальше?
В.К.: Я не знаю, как проходила операция, но профессор Нагель, который делал операцию, сказал слова, которые я запомнил навсегда: «Мои руки, твоя воля, Ольга, и Господь Бог были на нашей стороне!»
И на первом выступлении Ольги в октябре мы вывели Кабырзу на манеж. Перед выступлением я увидел, что Ольга что-то сказала Кабырзе, и та вдруг своей громадной головой прижалась к животу Ольги. Медведь как будто знал, что ему говорит человек. Они так и простояли до самого выхода на манеж. Затем Ольга и Кабырза прошли по кругу, выполнили номер. Потом вернулась и до самых аплодисментов снова стояли вместе.
И Кабырза все эти 8 лет на каждой репетиции и представлении делает именно это. В прошлом году мы делали ей операцию, у неё образовалась опухоль на голове, слава Богу, доброкачественная. И снова на Ольгиных руках лежала эта огромная голова медведя, которую оперировали. И глядя на них, мне казалось, что даже в наркозе они чувствуют друг друга. Это не объяснить словами!
— А что значат для Вас медведи?
В.К.: Это мои друзья, это моя жизнь! Моя жизнь растворилась в них!
А если человек захочет сделать на животных бизнес, то ничего не получится. Битьём, палками, как говорила мне Наталья Юрьевна Дурова, ничего никогда не получится. Потому что если человек будет добиваться чего-то от животных избиением, то, во-первых, это будет видно, а во-вторых, испуганное и покалеченное животное никому не интересно.
Я видел медведя, который мне улыбнулся, вернувшись с манежа
— Какие у Вас творческие планы?
В.К.: Хотим съездить на гастроли в Японию. Пятый раз мы туда направляемся. Гастроли в этой стране всегда сложные — дворцы спорта, новые площадки.
Также, не так давно студенты подарили мне медведицу по имени Микки. Она сильно болела, ей сделали операцию. И врач сказал мне после операции, что надо усыплять медведя, он ходить не будет. Я говорю: «Ничего подобного, проведём операцию, будет видно».
Потом я пришёл к Максиму Никулину и рассказал о ситуации. И сказал: «Она не виновата, что попала к людям, я придумаю трюки, которые позволят ей жить!». И действительно, она выжила. Я потом многим рассказывал, что первый раз за 33 года своей работы увидел медведя, который мне улыбнулся, вернувшись с манежа. И теперь она —настоящая звезда нашего аттракциона.
— Расскажите о Ваших новых номерах.
В.К.: У нас снова ездит два картинга. У нас снова есть номер, когда медведь управляет автомобилем. Снова у нас есть колечки, которые надевают, снова есть кульбит! Восстановился аттракцион, который был два года назад. Я думал, что мы начинаем что-то терять, но нет, мы всё нашли, мы снова восстановились и снова люди кричат нам браво!
Старайтесь сделать так, чтобы в вашей семье появилось домашнее животное
— Что пожелаете нашим читателям?
В.К.: Прежде всего, я любому человеку желаю здоровья! Потому что здоровье превыше всего, и никакие деньги его не исправят! Это всё иллюзия, что здоровье можно купить!
И ещё одну вещь я всегда говорю нашим зрителям — старайтесь сделать так, чтобы в вашей семье было какое-то живое существо! Может быть кошечка, собачка, птичка. Особенно, когда у вас есть дети. Ведь когда маленький ребёнок научится ухаживать за бессловесным существом, угадывать его желания — когда животное хочет погулять (это и для здоровья полезно), как его кормить, как правильно ухаживать, то он в будущем вырастет очень гуманным и добрым человеком.
Ведь все мы становимся пожилыми, и нам требуется помощь. Старость во многом похожа на детство — тебе требуется особый уход. А ребёнок, который научится ухаживать за братьями нашим меньшими, значительно быстрее будет угадывать, какая вам требуется помощь. Если вы этому научите своё дитя, семья у вас также изменится в лучшую сторону.
Также вы по-иному будете относиться к окружающей среде, глубже воспринимать природу. Мы должны заботиться об экологии. Ведь у нас погибает столько животных, каждый год горят леса! Человек хочет лишь потреблять. Нет, иногда надо ещё и отдавать!
– Большое Вам спасибо, Виктор Павлович, за увлекательную беседу!
Поездки, связи вовнеTravels, contacts outside
Лица причастныеPersons participialПоездки, связи внутриTTravels, contacts inside
Общественные делаSocial activityОтзывы о нёмOpinions
Экзы - война, суд, катастрофы...)Exs - wars, trials, accidents...)Труды егоWorks own
Неволя - тюрьма, плен...)Captivity - prison, bondage...)БиблиографияBibliography
Умер, неизлечимость, недееспособнсотьDie, incurable, invalidityСетьWeb